Валиева не имеет права выступать на Спартакиаде: жернова Камилы

Смотрю на баннер в поддержку Валиевой. «Камила, ты наша золотая!». Почему хочется, чтобы его побыстрее сняли?

Россия трепетно относится к Камиле. И это не надо объяснять. Она влюбила в себя очень рано. «Девочка на шаре» показала талант, который мы должны были увидеть в развитии, а затем во всей красе – к Олимпийским играм. Ну, устроен так спортивный мир: надежды строятся олимпийскими блоками. И мысли всегда устремлены туда, в мечту.

Талант креп, любовь приобрела мировой размах. А потом Пекин–2022, та самая мечта, обернулся общим кошмаром. Эмоции бились в истерике, все пытались понять… да хоть что-нибудь. В застойном режиме потрясение продолжалось два года. Дождались суда, его отсрочки, нового заседания, дождались и решения CAS. Получили удар и под дых, и кувалдой по голове. Какой вопрос ни задай – везде больно.

Теперь будем спорить в суде по поводу золотых медалей командного турнира. Может быть, по поводу четырех лет дисквалификации самой Камилы. Но это не точно. Бесконечными домыслами живем. Еще часть особенно бойких пытается бросать камни в «тот самый» тренерский штаб: «напичкали букетом препаратов» и отдали на растерзание. Или – в ФМБА: а что у них там с лекарствами и добавками, не попало ли чего? Или – в маму Камилы: все знала, чего молчит? Или… вариантов – тьма, но все авторы утверждают, что за справедливость. И такие уверенные, словно сами «букет» складывали и запивать стакан давали.

Можно, конечно, лепить все, о чем подумалось. Можно строить домыслы на том, что вбрасывает нам загаженное информационное поле. Но не эксперты мы тут и даже не фанаты, у которых ни одна информация тайной не остается. Сегодня абсолютно все, не знающие деталей процесса, – пока профаны.

В любви своей отталкиваемся только от того, что Камила не виновата. Но у WADA – особое мнение всегда, нет у него презумпции невиновности. Даже не особенно причастным не может нравиться этот странный ключ, которым международное антидопинговое агентство закрывает подозреваемым двери в спорт: любой спортсмен должен доказывать свою невиновность. Доказывать, даже если не знает, где собака порылась. Потому что в ответе за то, что попадает в организм.

Звучит, конечно, эффектно. А, если спортсмен не «дуриком», например, а реально не знает, как «оно» туда попало, то, как доказывать будет и что? Придумывать версии? От стакана до пирожного и обратно? Хотя как раз вот это, поиск аргументов для оправдания в суде, вовсе и не функции спортсмена. Хоть «дуриком», хоть как, он нарушил правила. Для этого ищут и нанимают адвокатов. Волков, съевших на теме допинга не одну собаку.

Может, мы чего-то не видим? Может, мы чего-то не знаем? Ответ – абсолютное «да». Ничего не знаем. Что это было? Вообще все это? К пониманию ситуации за много месяцев после Олимпийских игр в Пекине прибавился ноль. Предположения каждого – личное дело каждого.

И есть только одно, что мы знаем наверняка: это тот самый случай, когда спортсменку, а автоматически значит, и золото олимпийского турнира, то есть еще пять фигуристов – Анастасию Мишину, Александра Галлямова, Марка Кондратюка, Викторию Синицину, Никиту Кацалапова, – надо было защищать виртуозно. Цвет нашего фигурного катания, лидеров, защищать. Но – результат, как говорят в спорте, на табло. Была ли и есть французская адвокатская группа, приглашенная для Валиевой, тем самым «волком»?

Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) уже несколько дней как получило от Спортивного арбитражного суда полный текст решения по делу. Юристы с ним знакомятся. «С большой долей вероятности мы будем просить CAS сохранить конфиденциальность мотивировочной части решения», – заявляет РУСАДА. И объясняет: потому что агентство с уважением относится к правам спортсменов, и было сделано все, чтобы сохранить конфиденциальность информации о деле защищенного лица.

Продолжаем жить в своем мире. Остальной мир, включая CAS, о защищенном лице уже забыл. Как, впрочем, об этом никто и не вспоминал на самих Олимпийских играх, быстренько допустив утечку и назвав фамилию Камилы.

Кстати, слива информации из дела и сейчас предостаточно. Так, что скрывать будем и от кого? И юристы уже поясняют, что просьба РУСАДА одинокой быть не может. Для конфиденциальности надо, чтобы все стороны с ней согласились. Как думаете, реально ли? То есть раздуть скандал небывалой мощи, чтобы потом самим затушить пламя, способное подогревать страсти по «этой допинговой России» много лет?

«Как ты это сделал?» Так без конца теперь готовы все спрашивать легкоатлета Сергея Шубенкова, в пробе которого за полгода до Олимпийских игр в Токио–2020 обнаружили низкую концентрацию запрещенного препарата. По ходу разбирательств независимый орган по борьбе с негативными явлениями в легкой атлетике (Athletics Integrity Unit) пришел к выводу, что Сергей непреднамеренно проглотил остатки лекарства, которое выписали члену семьи. Все претензии к Шубенкову сняли, он поехал на Олимпийские игры.

Похожая история? Весьма. Его спрашивают, он рассказывает: спортсмен всегда не прав при нарушении по умолчанию, но тем не менее возможно «собрать справки, собрать со всех показания, найти врача, найти все документы, чеки, сфоткать все коробочки с лекарствами, и это встречает адекватный ответ от обвинителя».

А про дело Валиевой говорить Сергей ничего не хочет: «история какая-то непонятная лично для меня». И еще говорит: его пример – иллюстрация того, что международные судебные инстанции работают. Ведь его оправдательное решение было принято тогда, когда наша легкая атлетика находилась под санкциями, да и весь спорт России – под санкциями. Но, если спортсмен попадает в ситуацию, «в которой он вынужден доказывать всем, что не верблюд, то ему приходится очень тяжело», успех очень сильно не гарантирован. И невозможен без опытного юриста. «Стороне Камилы надо было все делать по уму, тем более, как я думаю, у нее ресурсов побольше было, чем у меня».

Французской юридическая фирма, защищавшая Валиеву, пока не хочет ничего комментировать: ни дело, ни даже, будет ли защита просить Спортивный арбитражный суд оставить мотивировочную часть решения конфиденциальной. Вообще, конечно, орать уже надо в полный голос, терять-то уж нечего, а не отказываться даже от вполне дежурных комментариев.

Эти баннеры… Так было и когда в Пекине только прогремел скандал. Один из олимпийских чемпионов потом скажет: «Камилу подбили не только сами обвинения, но и то, как ее начали поддерживать всем миром и выкладывать везде: тут у нас билборды, тут плакаты. И каждый считал нужным что-то сказать… Это ведь тоже очень сильно напрягает. И это дало обратный эффект, я в этом уверен».

Валиева сегодня не просто наказана, не просто просвечена рентгеном домыслов, но и отторгнута мировым фигурным катанием. В соревновательном спорте ее не будет еще два года. Это, если она вообще захочет вернуться. Помогут ли ей баннеры в поддержку, даже если за ними – прекрасные порывы души? Любовью тоже можно замучить. А может, ей надо дать побольше воздуха? Надо сдать ЕГЭ, поступить в институт. Тренироваться спокойно, в той степени и форме, как это на сегодня возможно.

…И еще: информация, что Камила не примет участия в Спартакиаде, пока официально не подтверждена. Да, мы сегодня в обиде на весь мир, он не хочет подстраиваться под нас, а мы под него. Но когда-нибудь наступит и «завтра». Не знаем, когда. Не знаем, какое. Только не имеем права безжалостно не оставить той же Камиле шанс на возвращение. Участие в Спартакиаде или любом другом турнире повлечет за собой дополнительную дисквалификацию. И отвечать за бездумное вставание в позу: не признаем, не лишим, игнорируем и посылаем, опять будет только спортсменка. Ведь ее дисквалификация – ее проблемы.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика