Статистики подсчитали подростков-преступников: результаты ужаснули

В этом году СМИ то и дело писали, что количество преступлений, совершенных подростками, в России якобы выросло. Причем, так же, как и злодеяний против них самих.

Но вот что ответило на наш официальный запрос по этому поводу МВД России: «За последние 10 лет (2012–2022 годы) число уголовно наказуемых деяний, совершенных подростками, сократилось более чем в два раза (с 64,3 тыс. до 30,5 тыс.). При этом тенденция к их снижению (-9,4%, с 21,8 тыс. до 19,7 тыс.) сохраняется и в текущем году.

Показатель удельного веса таких деяний в общей массе расследованных уголовных дел по итогам 9 месяцев 2023 года достиг своего минимального значения – 2,5% (2012 год: 5,1%). В 2022 году зарегистрировано свыше 103,1 тыс. (-0,1%; 2021 г.: 103,3 тыс.) криминальных посягательств, жертвами которых стали дети. В текущем году также наблюдается динамика к снижению (-8,6%, с 56,4 тыс. до 51,5 тыс.) числа преступлений в отношении несовершеннолетних».

Выходит, преступлений, совершенных подростками, стало не больше, а меньше, причем значительно. Однако считать эту статистику полной, вероятно,  нельзя. Дело в том, что ряд преступлений (в частности против половой неприкосновенности) расследует Следственный комитет, а не МВД. 

По данным НИИ ФСИН, доля преступлений, совершаемых несовершеннолетними, не так давно составляла 12% от общего числа зарегистрированных преступлений. Из-за высокой латентности, малой раскрываемости официальные статистические показатели преступности среди подростков, по мнению ученых, в 3-4 раза ниже реальных.

Как бы то ни было, подростков за решеткой за последние годы стало значительно меньше. Об этом опять же говорит статистика ФСИН. В 1995 году за решеткой находилось больше 40 тысяч несовершеннолетних (из них в следственных изоляторах 19,7 тысячи, в колониях — 20,8 тысячи), в 2005 году – 23 тысячи (в СИЗО 8,2 тысяч, в колониях 14,5 тысяч, а в 2021 году —  всего 1,8 (888 и 948 соответственно). Выходит, число подростков-арестантов за эти годы сократилось в 10 раз. Логично, что стали закрываться многие колонии для несовершеннолетних  — просто за ненадобностью. Двадцать лет назад их было 63, в 2018 году осталось 18, а на 1 января 2022 года всего 13. То, что тюрем для подростков стало меньше, — замечательно. Однако есть одно «но».

Из-за того, что теперь такие колонии есть далеко не в каждом регионе, 69 % мальчиков и 89 % девочек отбывают наказание в сотнях и даже тысячах километрах от дома. Что это значит? Что родители, бабушки с детушками, другие родственники не могут их навещать часто. В некоторых случаях, когда семья малообеспеченная или неблагополучная (таких большинство) родные вообще не приезжают на свидания, поскольку денег у них на дорогу нет. И тут решением могло бы стать переформатирование ВК: вместо одной большой появились бы несколько совсем маленьких.

Итак, кто же сегодня находится в этих колониях? Ответ на этот вопрос может дать перепись  осужденных, которая была проведена в 2022 года учеными НИИ ФСИН. 

По словам главного научного сотрудника НИИ, доктора педагогических наук, профессора Татьяны Кирилловой, это была девятая специальная перепись. Переписные листы (для осужденных к лишению свободы он включал 84 позиции, для лиц, содержащихся под стражей — 36) заполнялись на основе документальных источников, имеющихся в распоряжении администрации исправительного учреждения (приговор суда, личное дело осужденного и т.д.).

Результаты переписи — доля подростков женского пола сейчас составляет 7% (в 1999 году их было 5,4%). Абсолютное большинство воспитанников ВК в возрасте 16-17 лет. Но тут важно, что само следствие и суд обычно занимают не меньше двух лет, так что, получается, преступление они совершали в возрасте 14-15 лет.

79 процентов «обывателей» воспитательных колоний учились на момент ареста в школе. Это могло бы показаться вполне логичным, если бы не цифра в сравнении — в 2009 году таких было 50 процентов. И тут вот какая история. С одной стороны, раньше чаще среди осужденных было много (свыше 22%) ребят, которые на момент задержания ничем не занимались и нигде не учились. Психическими расстройствами, по данным статистки, страдает 2% мальчиков и 5,4% девочек. Подростков с олигофренией или со стадией дебильности сегодня за решеткой вроде как нет (на момент переписи). Число тех, кто до ареста употреблял наркотиков, выросло за последние десять лет с 12 до 17 %.

Ученые озадачились и вопросом религиозных пристрастий подростков-преступников. 80% ответили, что считают себя православными (в 2009 году таких было 73%).

Что же совершили эти мальчики и девочки? Новые цифры показали ужасающую статистку. Доля особо тяжких преступлений выросла в два раза: у девочек с 31 до 64%. Но не спешите пугаться. Судя по всему, речь идет о том, что ряд преступлений в целом были переведены из категории тяжких в разряд особо тяжких. Впрочем, больше стало осужденных за убийства. Доля девочек, лишивших жизни другого, выросла на 4% — с 14 до 18, а доля мальчиков на 0,2 — с 6,1 до 6,3. Чудовищная статистка касается наркотиков. Если в 2009 году осужденных за это преступление было всего 1,5 процента, то сейчас 27,5%. Не лучше обстоят дела с преступлениями сексуального характера (132 УК РФ) — их число выросло в два раза (с 6 до 12%).

— Возможно, это связано с тем, что в целом за решетку теперь попадают в основном только за тяжкие и особо тяжкие преступления, — говорит криминолог Данил Сергеев. — Остальным назначается наказание, не связанное с лишением свободы.

В сухом остатке, вот за что сегодня сидят подростки: на первом месте наркотики, на втором ненасильственные действия сексуального характера, на третьем причинение тяжких телесных повреждений, на четвёртом кража, на пятом убийства.

Но перепись показала и еще ряд проблем, с которыми столкнутся подростки после освобождения. Многие не знают, кем хотели бы работать, каждый десятый, как выяснилось, не имеет жилья. Немалая толика из них вернутся за решетку, хотя статистика этого не покажет.

«Особенностью рецидива ювенальной преступности является его более низкий удельный вес (в 2–2,5 раза), чем среди взрослых, — говорит Кириллова в своем докладе. — Это объясняется двумя обстоятельствами: по многим преступлениям подростки не могут быть привлечены к уголовной ответственности (14-15-летние привлекаются только по 20 статьям УК РФ из 292 составов Особенной части). Осужденные к условной мере наказания или возвратившиеся из воспитательных колоний, новое преступление чаще всего совершают, уже достигнув совершеннолетия. Их рецидив учитывается во взрослой преступности».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика