«Сжимается там всё»: как прошли ночные крещенские купания в Москве

В Москве отвели несколько точек под крещенские купания. Больше всего народу по традиции собралось на Останкинском пруду. В парк «Фили» пришли те, кто живут поблизости. Оно и понятно – добраться до купели тот еще квест. Я шла к купели через центральный вход, дорога заняла минут сорок.

— Это вы неправильный путь выбрали, надо было в другом месте заходить в парк, — огорошил меня охранник. – Ну да ладно, отсюда народ тоже идёт. Прогуляетесь заодно по нашему лесу. Тут таких человек пятьдесят уже прошло. До места назначения вам не так далеко, полтора-два километра.

Вниз к набережной вела гигантская крутая лестница. Вместе со мной спустились трое мужчин и женщина.

Правда, компания быстро затормозила.

— Мы на месте, а вам дальше топать, — мужчина в войлочной будёновке с красной звездой указал мне путь.

Люди остановились около спуска к самодельной проруби. Табличка «купаться запрещено» никого не смутила.

— Тут место не освященное, что нам и надо, — пояснил один из присутствующих и стянул штаны. – Да и какая разница, где купаться, в эту ночь вся вода святая.

— Не опасно здесь нырять?

— Не первый раз, не потонем, — уверенно заявил самый старший. – Мы подготовленные.

Народ и правда подготовился. За считаные минуты накрыли поляну. Из рюкзаков достали и выпить, и закусить. Включили музыкальное сопровождение: «Выйду ночью в поле с конем…».

А я пошла дальше.

В 23.00 около официальной купели толпился народ. До освящения проруби оставался час. Дожидаться церковного обряда собравшиеся не стали.

— Ну что, страшно? Сжимается там всё? – полная женщина похлопывала по плечу дрожащего то ли от страха, то ли от холода мужа. – Давай, милый, пора.

Рядом послышалась иностранная речь. Четверо молодых людей с татуировками разминались перед заходом в воду. Их сопровождала девушка в пуховом платке.

Окунание гостей из-за рубежа прошло успешно. Правда, впечатлениями о русской традиции делиться не стали. Быстро рванули в раздевалку.

А вот наши не сдерживали эмоций.

— Я думал, хуже будет… — дрожащими губами пробормотал тщедушный парень.

— Потеплело на улице, при морозе комфортнее ныряется, — похлопывал себя по животу ещё один верующий.

— Снимите меня на камеру, — попросила стройная девушка в чёрном купальнике. – Прямо весь процесс: зашла, окунулась, вышла. Я каждый год купаюсь, вот только компанию себе никак не могу найти.

— Ой, какая, — раздухарился один из спасателей. – Дама, вы далеко не уходите, я к вам потом подойду.

Тем временем у проруби появились два подвыпивших парня.

— Ну началось, — вздохнул полицейский, контролирующий процесс.

— Много пьяных приходят? – поинтересовалась я.

— Даже не спрашивайте, — махнул рукой мужчина. – И не прогонишь ведь их. Они с собой вроде не проносят, уже подогретые сюда заваливаются.

— А если утонут?

— Это вряд ли. Посмотрите, сколько спасателей вокруг проруби, скорая рядом стоит. Дебош тоже исключен, тут ОМОН дежурит. Хотя для сердца такое купание рискованно.

Парни разделись. Заморачиваться с плавками не стали, остались в нижнем белье. Без стеснения начали позировать на камеру собравшимся телевизионщикам.

— Я каждый год ныряю, мне не привыкать, — заплетающимся языком говорил один. – А вот мой друган первый раз.

Ныряние прошло без эксцессов.

— Ну что, согреемся и ещё разок махнём? – замахнулся на второй круг один из ныряльщиков.

Кстати, по второму кругу окунались многие.

— А что, считайте, как в бане: нырнул, погрелся и снова в воду, — объяснил повторное купание один из верующих.

Народ оказался морозоустойчив. Не все спешили греться. Мужчины спокойно разгуливали в трусах по морозу, пили горячий чай, который раздавали бесплатно, кто-то подтягивался на турниках.

В полночь к проруби пришёл священнослужитель.

— Это ведь благодаря батюшке здесь купель появилась, сколько мы боролись за неё, — разговорился один из охранников. – Раньше он сам всегда окунался, в этот раз вроде решил отказаться, приболел.

Священник спустился к проруби в окружении двух крепких парней и женщин из церковного хора. Прочитал молитву, опустил крест в воду.

— Все друзья, свято! – завершил процедуру батюшка и обернулся к охранникам. – Подождите пару минут, не пускайте пока никого.

Народ дружно закричал: «Крещение! Крещение!». Полицейские сдерживали полураздетую толпу.

Около купели засуетились. Дворники сметали снег. Помощники священника перестилали резиновые коврики. Береговые спасатели взбивали солому на лестнице.

— Почему людей не пропускают? – спросила я.

— Перед новым заходом велели прибраться, потом времени не останется, — пожал плечами дворник.

Как выяснилось чуть позже, прибраться велели для батюшки. Все-таки он решил окунуться.

— Во имя Отца, — крикнул священник и опустился в воду, – и Сына, и Святого Духа.

Из проруби батюшку вытащили под руки.

Следом занырнул парень, судя по всему, его помощник.

— Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, — громко орал молодой человек.

Батюшка покинул площадку. Поступила команда запускать народ.

По лестнице к купели бежали окоченевшие люди.

— А вы не желаете нырнуть? – обратился ко мне спасатель. – Я когда насмотрюсь на это всю ночь, меня самого тянет в воду.

— Я не по этой части.

— Неверующая или не купающаяся?

— Ни то, ни другое.

— А вы занырните, сразу уверуете…

Я покинула место крещенских купаний ближе к часу ночи. Верующие продолжали прибывать…

Крещенские купания на Борисовских прудах в Москве: лица и эмоции

Смотрите фотогалерею по теме

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика